Роль государства в ассоциативном управлении

Управление при помощи ассоциаций нередко просит от страны делиться собственной властью в основном, чем любые другие режимы управления, которые мы рассматривали. В случае корпоратистских схем правительство воспринимает на себя часть совместного процесса принятия решений с партнерскими организациями. В случае правительства личных интересов правительство соглашается передать возможности на создание и реализацию Роль государства в ассоциативном управлении регулирующих норм негосударственным участникам. В предшествующей главе утверждалось, что страны нередко не склонны делиться собственной властью: должны быть очевидные выгоды либо зависимые отношения, чтоб вынудить страны пойти таким методом. В отношении сильных ассоциативных форм, таких как корпоратизм, кажется ясным, что такие схемы с большей вероятностью появляются, когда правительство является довольно независящим Роль государства в ассоциативном управлении, чтоб избежать преобладания со стороны главных ассоциаций, но все таки владеть недостающими возможностями, чтоб править только при помощи законов и отрешаться от сотрудничества с заинтересованными группами. Как следует, страны могут делиться собственной властью с ассоциациями, которые владеют ценными ресурсами, такими как опыт и легитимность, и которые могут помешать Роль государства в ассоциативном управлении планам страны единолично реализовывать свою политику. Как считает Т. Меттьюз (1998), ассоциации могут быть «жизненно необходимыми союзниками», помогая правительству управлять государством.

И все таки правительство остается основным действующим лицом в схемах ассоциативного правительства. Во-1-х, мы подчеркиваем, что схемы корпоратизма и правительства личных интересов, которые мы обсудили, создаются Роль государства в ассоциативном управлении и поддерживаются государством. Данный факт отлично иллюстрирует исследование, проведенное Д. Кристоу и С. Симпсоном (2006, 43), на тему развития схемы «нового евро транснационального личного управления» для Веба. В конце 1990-х гг. Европейская комиссия поняла необходимость сотворения домена первого уровня «eu» в качестве кандидатуры государственным доменам, таким как «dk» (Дания) либо «hu Роль государства в ассоциативном управлении» (Венгрия). Из почтения к совместной культуре Веба и к опыту коммерческих интересов, Европейская комиссия признала, что она не может управлять данным доменом единолично. Заместо этого она сделала личную транснациональную некоммерческую компанию, Европейский реестр Интернет-доменов (Eurid), с целью управления разделом .eu. В итоге данная схема, хотя и содержала элементы Роль государства в ассоциативном управлении саморегуляции и личного управления, давала Европейскому Союзу «все права» относительно баз данных реестра, в том числе «право заносить конфигурации в реестр». Создатели приходят к выводу, что «тень иерархического подчинения угрожающе нависает» над схемами управления, потому что Eurid подчиняется «ограниченному по времени и возобновляемому договору» (с. 53).

Правительства могут пересматривать правила Роль государства в ассоциативном управлении игры, при всем этом любые возможности, отданные личным ассоциациям, могут быть отозваны назад. К примеру, деятельность рейтинговых агентств на кредитных рынках и разрешенные формы саморегуляции в индустрии являются результатом стратегического выбора страны в делегировании таких ролей и управлении ими. В Англии сначала 1980-х и в Австралии посреди 1990-х гг. пришедшие к власти Роль государства в ассоциативном управлении неолиберальные правительства изменили законы управления и просто закончили деятельность корпоратистских схем. Не считая того, конкретно с разрешения страны эти схемы управления заполучили легитимность. По воззрению И. Хурда (1999), правило либо орган получают возможности исключительно в той степени, в какой правительство считает их законными. По этой причине в неких Роль государства в ассоциативном управлении представлениях о роли личных ассоциаций либо схем можно спутать функции, являющиеся, приемущественно, личными, с коллективными схемами. К примеру, проведенный Катлером (2002) анализ «частной координации» и «частных интернациональных режимов» смешивает личные организационные схемы на рынках – неформальные договоренности, производственные союзы, картели и объединенные исследовательские инициативы – с более официально нацеленными схемами, такими Роль государства в ассоциативном управлении как принятие и регулирование эталонов.

Управление при помощи ассоциаций не появляется спонтанно. Страны должны предоставить личным игрокам достаточную мотивацию для их вовлечения в управляющую деятельность. Правительства и муниципальные органы нередко предъявляют серьёзные требования ассоциациям, касающиеся передачи данных, комментирования проектов предложений и присутствия на консультационных собраниях. Требования также касаются инфы, советов, нередко без Роль государства в ассоциативном управлении преждевременного предупреждения, присутствия на слушаниях, роли в консультационных органах либо корпоратистских форумах и необходимости информирования членов о неизменном потоке новых решений и политических вопросов, формулируемых государством. Один респондент, член ассоциации, в исследовании, проведенном Беллом (1995), сравнил свою роль с ролью «чиновника без зарплаты». Главной задачей метауправления со стороны Роль государства в ассоциативном управлении правительств является достаточное мотивирование личных ассоциаций, чтоб они делали такие управляющие функции.

Тут является показательной очень плохая попытка, предпринятая правительством Онтарио с середины 1980-х до середины 1990-х гг. ввести корпоратистские практики на секторальном уровне. Целью правительства было побудить организованных представителей трудовых и деловых кругов сотрудничать в обсуждении и реализации Роль государства в ассоциативном управлении ряда решений, касающихся индустрии, обучения, охраны труда и безопасности в промышленных секторах. Описывая этот опыт, Н. Брэдфорд (1998) подчеркивает, что в неолиберальной организационной и концептуальной среде это всегда было мотивированной стратегией. Одной из основных заморочек было то, что деловые интересы, обычно, сопротивлялись роли в коллективистских объединениях. Как подчеркивает Брэдфорд, «жизнеспособность и устойчивость Роль государства в ассоциативном управлении таких реформ находится в зависимости от желания организованных деловых интересов делить власть и ответственность с другими соц игроками». В конечном итоге такое сотрудничество не было удачным, потому что бизнес счел мотивацию со стороны страны недостаточной, также поэтому, что в более широком смысле деловые круги не доверяли Роль государства в ассоциативном управлении таким «объединяющим» стратегиям управления, заместо этого предпочитая придерживаться «автономии компаний». Только в случае промышленной политики «мотивация бизнеса была довольно большой, а опасности довольно малыми, чтоб уверить корпоративное управление, что сотрудничество не предполагает неоправданных уступок» (с. 568).

Как инсталлируются правила игры, правительство становится центральным игроком в ассоциативных схемах управления. Хотя главным Роль государства в ассоциативном управлении видом взаимодействия в таких схемах является обмен, роли правительства и ассоциаций не равны. В Главе 2 подчеркивалось, что центральное положение правительств в ассоциативных схемах позволяет им «доминировать в процессе обмена» (Чотрей и Стокер, 2009, 22). Как пример того, как страны могут доминировать в схемах управления, которые характеризуются довольно высочайшим уровнем разделения власти, можно разглядеть подход Роль государства в ассоциативном управлении Мексики к Северо-Американскому соглашению о свободной торговле (NAFTA). Решение принять роль в NAFTA было в главном принято мексиканскими политическими фаворитами. Приняв это решение, мексиканское правительство постаралось отыскать поддержку такому плану со стороны бизнес-сообщества. Правительство сделало новый орган ‑ Деловой координационный совет по наружной торговле, некие Роль государства в ассоциативном управлении члены которого приглашались для обсуждения торговых сделок с правительством. Перед первым заседанием этого корпоратистского органа, мексиканское правительство раскрыло свои карты, проведя политическую рекламную кампанию, которая говорила, что в итоге заключения соглашения о свободной торговле выиграют и деловые, и социальные группы. Чтоб исключить любые разногласия, правительство растолковало, что деловые фавориты Роль государства в ассоциативном управлении будут приглашены на обсуждения и сумеют лоббировать временные уступки, только если они воспримут принципы членства в NAFTA. «Условие, касающееся таких уступок, давало возможным оппонентам мотивацию работать с целью заслуги лучших критерий, а не против проекта в целом. Когда мексиканское правительство позволило деловым кругам участвовать в формулировании положений NAFTA, эта Роль государства в ассоциативном управлении возможность сопровождалась определенными неотклонимыми условиями» (Фейрбразер, 2007, 284).

В данном случае центральная роль правительства позволила ему определять программку действий, определяя главные вопросы для решения при помощи ассоциативного управления. При всем этом правительства могут также производить контроль, устанавливая программку действий снутри управляющих отношений. Разглядим Открытый способ координации (ОМК), введенный в Европейском Союзе Роль государства в ассоциативном управлении в 2000 г. Целью ОМК является поощрение обоюдного обучения меж государственными правительствами, наднациональными организациями Евро Союза и заинтересованными группами по ряду политических вопросов. Как обрисовывает Х. Уоллес (2000, 33), целью ОМК является не «установление единой общей среды, а обмен опытом и поощрение распространения передовых способов работы». В то время как иерархическое правительство употребляет принудительные Роль государства в ассоциативном управлении правила и нормы, ОМК разрабатывает советы и правила, выполнение которых «поощряется». Эти советы дискуссируются «общественными и личными участниками на различных уровнях процесса принятия решений», при всем этом «не проводится различий меж руководящими субъектами и объектами» (Кохлер-Кох и Риттбергер, 2006, 36-7). ОМК пропагандировали как «новый режим управления» и отход Роль государства в ассоциативном управлении от централизованного принятия решений в Европейском Союзе (Эритье, 2003). Но Европейская комиссия показала, что она может управлять работой ОМК за кадром. Она может решать, использовать ли ОМК для преодоления определенных политических заморочек. Она определяет политические задачки, устанавливает режим консультаций, составляет советы и выслеживает их реализацию. Как заключили Б. Эберлейн и Д. Кервер (2004, 126): «Хотя Роль государства в ассоциативном управлении ОМК был должен стать композицией процесса восходящего взаимодействия и нисходящего управления, по сути им нередко управляли из центра».

Правительства могут также доминировать в схемах управления в ситуациях, когда участники придерживаются очень различных эмпирических и нормативных представлений о политике, которую следует проводить. Концептуальные различия могут время от времени разрешаться Роль государства в ассоциативном управлении методом консультативных процессов либо политического обучения, таких как ОМК, но они нередко интегрированы в организационную культуру, которая сопротивляется переменам (Алвессон и Свенингсон, 2008). Это происходит отчасти из-за того, что с момента их основания организациям даются разные задания, ответственность и нормы отчетности. Там, где организации владеют очень различными культурами, пробы Роль государства в ассоциативном управлении создавать управление при помощи ассоциативного партнерства, вероятнее всего, приведут к недопониманию, конфликтам либо застою. Даже когда организации вправду стремятся к сотрудничеству, «тень иерархии» может быть полезной для обеспечения ровненькой работы схем управления. В неких случаях концептуальные различия меж организациями в сети могут даже побудить правительство пересмотреть контроль и прямо управлять Роль государства в ассоциативном управлении в режиме иерархии.

Неплохим примером этой динамики управления является исцеление наркозависимых в Англии. В документе, планирующем 10-летнюю стратегию, «Борьба с наркотиками для сотворения наилучшей Британии», размещенном в 1998 г., правительство обусловило наркотическую зависимость как «серьезную проблему», которая просит поиска «совместных» решений от правительственных и неправительственных организаций в рамках Роль государства в ассоциативном управлении подхода «сетевого правительства» (Эйсведо и Коммон, 2006). Организационным решением правительственного подхода к совместному решению было создание около 150 Команд по борьбе с наркотиками (КБН). Этим Командам поручалось «объединение представителей местных органов, задействованных в работе Стратегии по борьбе с наркотиками, таких как службы здравоохранения, социальные службы, милиция, служба пробации, местные органы образования Роль государства в ассоциативном управлении, молодежные организации, обладатели общественного жилища организации добровольческого сектора» (http://drugs.homeoffice.gov.uk/dat/). Вначале КБН было доверено выступать в качестве заказчика услуг, смотреть и отчитываться об их выполнении, поддерживать связь с участвующими сторонами и смотреть за развитием координированных услуг «низшего уровня».

Но концептуальные различия меж органами, участвующими в программке борьбы Роль государства в ассоциативном управлении с наркотиками, негативно сказались на партнерском подходе и работе КБН (Паркер, 2004, 381). Органы уголовного правосудия (приемущественно, милиция и служба надзора) стремились биться с зависимостью от наркотиков с позиции уголовного преследования и защиты общества. Напротив, многие из добровольческих служащих в благотворительных целительных учреждениях выступали за минимизацию насилия. 2-ое Роль государства в ассоциативном управлении различие проявилось в секторе здравоохранения меж работниками психиатрических учреждений, которые считали, что наркозависимость была симптомом психиатрических заморочек, которые необходимо было вылечивать сначала, и другими работниками мед учреждений, которые выступали за исцеление самой зависимости. В конце концов, третье различие проявилось меж работниками органов ювенальной юстиции, которые выступали за меньшее вмешательство из ужаса заклеймить Роль государства в ассоциативном управлении и таким макаром изолировать наркозависимых от общества, и меж неофициальными организациями, которые выступали за долгое исцеление. По воззрению 1-го из высокопоставленных представителей, работавших в КБН: «культурные нюансы [работы] были главным моментом, в особенности так как … главной мыслью системы ювенальной юстиции является отвлечение молодежи от системы уголовного правосудия и Роль государства в ассоциативном управлении принцип малого вмешательства. Тогда как работники организаций по борьбе с наркотиками занимают более активную позицию, чем малое вмешательство, они стремятся сделать сотрудничество и получить огромное количество заморочек. Потому эти 2 подхода не работали меж собой, люди работали обратным образом (цит. по: Ньюберн, 2003, 616).

С течением времени, когда стала тривиальной вся полнота различий Роль государства в ассоциативном управлении меж организациями и ограничения партнерского подхода, правительство стало более активным в метауправлении КБН. В 2001 г. Министерству внутренних дел была передана полная ответственность за борьбу с наркотиками в Великобритании, тогда как региональным правительственным учреждениям, состоящим из представителей главных отделов центрального правительства, было доверено смотреть за работой КБН Роль государства в ассоциативном управлении. В 2002 г. большая часть оставшихся у КБН возможностей были отменены, когда было сотворено Национальное агентство по режиму, которое определяло региональные режимные планы. В течение 3-х либо 4-х лет риторическая приверженность сетевому подходу уступила место тому, что, в сути, было иерархическим контролем.

Осознавая степень, в какой ассоциативное управление просит от страны делиться собственной Роль государства в ассоциативном управлении властью, мы снова подчеркиваем методы, которыми страны могут повысить свои политические способности, развивая такие дела. Вспомним аргумент М. Аткинсона и У. Коулмана (1989) из Главы 3 о том, что различные формы структурного взаимодействия меж государством и обществом связаны с различными стилями политики. Длительные, стратегические и «упреждающие» политические стили Роль государства в ассоциативном управлении в промышленной политике обычно требуют наличия управляемых государством либо корпоратистских связей. Правительства отчасти передают политическую власть профсоюзам и деловым фаворитам, когда они вступают в схемы корпоратистского управления. Но при всем этом страны могут сделать лучше свое положение за счет заслуги, к примеру, экономического роста при наименьших инфляционных издержек.

Утверждая, что меж Роль государства в ассоциативном управлении государствами и личными организациями существует положительное сотрудничество, мы должны возвратиться к критике публичного выбора в Главе 2. Основная мысль заключается в том, что в конкурентноспособной рыночной экономической среде преследование собственных интересов приводит (будто бы «по мановению руки») к общему благу, при всем этом в конкурентноспособной политической среде преследование отдельных Роль государства в ассоциативном управлении групповых интересов может быть экономически и политически разрушительным. Ф. Хаек (1982) утверждает, что группы, объединенные определенными интересами, подрывают легитимность страны и в случае с профсоюзами ‑ власть закона. М. Олсон (1982) утверждает, что политика, защищающая определенные группы интересов, ведет к организационному застою и экономическому спаду. Экономисты оценивают цена «поиска выгоды» со стороны групп, связанных Роль государства в ассоциативном управлении общими интересами, на уровне 50 % южноамериканского ВВП (Лабанд и Софоклеус, 1988); от 20 до 40 % индийского ВВП (Мохаммад и Валли, 1984); и 12 % потребительских расходов на внутреннем рынке (Лопес и Пагулатос, 1994). Критичную оценку таких цифр можно отыскать у Хиндмура (1999).

Как утверждает М. Олсон 1982, 74 ‑ 110), группы, объединенные интересами, которые сформировывают главные ассоциации, представляющие интересы огромного Роль государства в ассоциативном управлении количества собственных членов, имеют наименьшую мотивацию следовать экономически разрушительным стратегиям поиска выгоды. Используя пример Латинской Америки, Р. Донер и Б. Шнайдер (2000) пробуют найти причины, которые побуждают бизнес-ассоциации играть конструктивную политическую роль. По их воззрению, «прогрессивные» ассоциации характеризуются высочайшей концентрацией и рассредотачиванием членов, действенными внутренними процедурами для координации интересов Роль государства в ассоциативном управлении собственных членов и избирательной мотивацией для помощи мобилизации ее членов в коллективной работе. В дополнение к этим организационным чертам при наличии «внешних мотивов» ассоциации будут играть, быстрее, прогрессивную роль, чем находить свою выгоду. Донер и Шнайдер подчеркивают роль осознаваемых угроз экономической уязвимости при мобилизации делового сотрудничества. В конце Роль государства в ассоциативном управлении концов, важнейшим нюансом они считают роль страны, предоставляющего мотивацию определенных форм поведения, и в особенности поддержку в форме субсидий либо организационного доступа к определению политики страны.

Стоит выделить последнюю идею. Отношения меж государством и личными ассоциациями с большей вероятностью приведут к положительному сотрудничеству, если правительство вмешивается в этот процесс Роль государства в ассоциативном управлении с иерархических позиций и обеспечивает свою авторитарную позицию в ассоциациях. Это является формой метауправления либо «руководством». Правительства либо муниципальные органы могут укрепить силу ассоциаций, предлагая денежные ресурсы либо другую поддержку. Более того, муниципальные фавориты могут интенсивно сформировывать модели взаимодействия меж группами и государством и действовать как посредники меж конкурирующими интересами. Правительства и Роль государства в ассоциативном управлении их административные органы могут заблокировать доступ определенных групп к форумам по принятию политических решений, предоставляя другим представительскую монополию. К примеру, в Австрии членство в основных деловых и профсоюзных ассоциациях является неотклонимым по закону, что очень увеличивает ассоциативные способности представителей главных влиятельных сторон. И как подчеркивает Стрик Роль государства в ассоциативном управлении (1983, 270) в отношении Германии, «отделы министерств склонны препятствовать компаниям, которые желают иметь с ними дело впрямую, по вопросам, которые могут быть решены их ассоциациями… Принуждая компании идти сформированным методом ассоциаций, бюрократы увеличивают многофункциональную значимость и престиж ассоциаций в восприятии собственных членов, также помогают группам, объединенным общими интересами, занять общую позицию Роль государства в ассоциативном управлении».

Такие корпоратистские тенденции находят отклик в исследовательских работах о способностях страны, где термин «вовлеченность» обрисовывает способность муниципальных фаворитов и политиков поощрять положительные дела, склонные к сотрудничеству и настроенные на перемены, с главными группами либо отраслями (Эванс, 1995). Эта способность к положительному сотрудничеству страны и общества, либо то, что Л. Вайсс (1998) определяет Роль государства в ассоциативном управлении как «управляемая независимость», в свою очередь находится в зависимости от организационной и ассоциативной способности и системы главных соц либо экономических групп и ассоциаций, имеющих общие интересы.


rol-nauki-v-bibliotechnom-dele-referat.html
rol-nervnih-mehanizmov-v-patogeneze-zabolevanij.html
rol-normirovaniya-oborotnih-sredstv-v-effektivnoj-rabote-predpriyatiyana-primere-kfh-andreapolskoe-andreapolskogo-rajona-tverskoj-oblasti.html